RSS

Сергей Кузнецов: «Чем больше людей проводит время на улицах, тем успешнее город»

07.07.2015

Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов рассказал «Йоду» о градостроительных проблемах города, развитии Москвы-реки, сносе исторических зданий и бункере перед Кремлём.

В конце прошлого месяца российское архитектурное бюро Wowhaus выиграло конкурс на разработку концепции набережной в Нагатинском затоне. Тогда главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов говорил, что это первый из серии проектов в рамках стратегии развития Москвы-реки и прилегающих к ней территорий. Сегодня в Москве разрабатываются или реализуются десятки масштабных проектов: от реконструкции парка ВДНХ до застройки и перепланировки промышленных территорий. В интервью «Йоду» Кузнецов рассказал о них и о своём отношении к развитию городских пространств.

— Вы как относитесь к памятнику Владимиру на Воробьевых горах?

— Без комментариев. Это политический вопрос.

— Вам нравится жить в Москве? Или здесь стоит что-то кардинально менять?

— Конечно, нравится. Ничего не надо менять. Город ведь состоит из разных особенностей, это не только вопрос архитектуры. Я считаю, что то, что сейчас делается и развивается, абсолютно позитивно. Для Москвы сейчас важно не метаться, а спокойно реализовывать намеченные вещи. Тут я приветствую статику, а не подвижность. Что касается общего эмоционального состояния — мне лично нравится в Москве. У меня нет переживаний или дум на тему, в каком городе лучше было бы жить. Для меня Москва — город оптимальный для жизни, вне всяких сомнений.

— Назовите 5 основных градостроительных проблем Москвы.

— Я могу выделить 4 проблемы. Номер один — серьёзная нехватка зонирования пространства, из чего проистекают многие другие проблемы. Гигантский процент застройки (если даже не брать промзоны) — гражданская застройка за пределам третьего кольца и за МКАДом. На 80% она не создает комфортной среды.

— Пространство не разделено на частное и общественное, не предполагается социального контроля, общественной уличной жизни, формирования городских сообществ-дворов.

— Как вы собираетесь решить эту проблему?

— Вышли стандарты застройки. Есть масса уже спланированных территорий с учетом решения этой проблемы, [хотя] убрать её в короткие сроки крайне тяжело. Все не вечно, и районы со временем перестраиваются. В момент этой перестройки все вещи должны быть каким-то образом решены.

— Когда Сергей Капков работал руководителем департамента культуры, он говорил, что культура и общественные пространства должны развиваться в спальных районах. Сейчас Капкова нет, теперь этим слабо занимаются. Можно ли решить эту проблему архитектурными инструментами?

— Я, честно говоря, не чувствую разницы, чтобы можно было сказать: «Вот есть позитивный опыт, который развивался, и вдруг он остановился». Можно пример?

p— Позитивный опыт — это развитие домов культуры, переформатирование библиотек, развитие парков и пешеходных зон. Проекты были, они начали осуществляться. Например, Гончаровский парк или парк Садовники, ДК ЗИЛ, переделали музыкальные школы и выставочные залы. Капков, уходя из мэрии, об этом сказал: у московской власти изменились приоритеты. Ну и мы видим, как процесс пошёл на спад.

— А в чём выражается спад? Я с большим уважением к Сергею Александровичу отношусь, но нужно понимать, что есть инициатива градоначальника, которая реализуется, и он [Капков] тоже был человеком, поставленным реализовывать эту волю. Не нужно преподносить ситуацию так, что есть хорошие и плохие. И что хорошие боролись за добро, а сейчас зло начало побеждать. Это слишком наивно, ситуация выглядит принципиально иначе. Есть некая идеология, которую привнес с собой мэр, и под нее он подбирает людей. Идеология и её реализация шлифуются, потому что у нее есть своя экономика, техника процесса. Те или иные тренды могут менять свое направление не потому, что есть добрые или злые люди, а потому, что нарабатывается опыт и какие-то вещи признаются нерациональными. Может, становится невозможным реализовать что-то, что можно было сделать в другой экономической ситуации. Если сравнивать корректно, то нужно сравнивать все аспекты работы, произведенной год назад или два года назад, с сегодняшним днем, и все факторы, которые изменились. Я не отрицаю роль личности в истории и успешность или не успешность одних менеджеров по сравнению с другими. Но ставить вопрос так, что была правильная идеология от одного человека, и она изменилась с приходом другого, нельзя. Идеология одна и та же, ее могут лучше или хуже реализовывать.

Читать далее: http://yodnews.ru/2015/07/07/kuznetsov


http://mka.mos.ru

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати